6 апреля 2015, 17:47, Андрей Галицкий, Михаил Садчиков

Театр Лаппеенранты привез в Северную столицу "Преступление и наказание"

Городской театр и Институт Финляндии в Санкт-Петербурге представили в Северной столице спектакль "Sad Songs from the Heart of  Europe" ("Печальные песни из сердца Европы"). Несколько лет назад российского зрителя уже знакомили с пьесой в постановочном варианте драматурга и режиссера Кристиана Смедса с литовской актрисой Алдоной Бендарюте. 

 

Театр Лаппеенранты привез в Северную столицу "Преступление и наказание"

И вот из Суоми привезли новую версию, уже в постановке Яри Юютинена и с финской актрисой Лиисой Софией Пёнтинен, обладательницей национальной премии "Лучшая актриса 2013 года". Недавно спектакль с большим успехом прошел в Петербургском музее-театре Ф.М. Достоевского. Место выбрано не случайно - в основе мотивы "Преступления и наказания". 

Спектакль разделен на части, которые именуются песнями. Единственная исполнительница, работающая на площадке, не только рассказывает историю Сонечки Мармеладовой (в пьесе и спектакле сделан акцент именно на Сонечке), но и перевоплощается в ее отца, мачеху Катерину Ивановну, старуху-процентщицу и даже Раскольникова. При этом еще и поет. Конечно, на финском. Он оказывается весьма приспособленным, чтобы "страсти кипели" по-достоевски. 

Сценически неожиданно подана исповедь Родиона Раскольникова. Лииса Пёнтинен берет микрофонную стойку, ставит в центре площадки, схватив электрогитару и облачившись в рокерский прикид, голосит настоящую рок-композицию. Актриса не изображает Раскольникова в современной ипостаси - на наших глазах становится стропроцентным рокером с той безуминкой в глазах, которая может быть как следствием знаменитой теории героя о том, что власть дается тому, кто осмелится ее взять, так и следствием приема допингов (что не редкость среди музыкальной братии). 

Не менее знаменитая фраза из этой теории: "Тварь я дрожащая, или право имею?", не вошла в текст пьесы, но посыл ее чувствуется в игре актрисы. 

- Кто осмелится, — повторяется как заклинание, и вот в руках бедного студента, порожденного гениальным классиком в XIX веке, уже не гитара, а бита, которой он потрясает в шаге от зрителей. Осовремененность хрестоматийного сюжета нисколько не выглядит натянутой. То, что показано на сцене, может происходить в любой стране мира, где есть социальные низы, желающие лучшей жизни, но движимые этим желанием, способные пойти на преступление. 

Знакомые строчки о крупице надежды, которую ищет Соня в глазах Раскольникова, желая услышать отрицание в том, что он убийца, звучат пронзительно. А ответ героя: "Мы два человека без надежды" - ложится в унисон пессимизму "поколения потерянных". Такие поколения периодически образуются в различных обществах в переходные эпохи. 

Отец Сонечки Семен Мармеладов, с коронной фразой: "Мне нужно опохмелиться, какой стыд?!", оборачивается в этом спектакле собирательным образом ветерана, прошедшего не одну войну. В своем послужном списке он перечисляет Вьетнам, Афган, и даже несуществующую Третью мировую: 

- На какой войне я был? Какая разница? Везде убийство, страх, воняющие ночи... 

В результате — расшатанная психика и подруга-бутылка, на которую он без стыда тащит деньги у дочки, что выходит на панель, дабы содержать отца и его семью. 

Лиисой Софией Пёнтинен, преображаясь внешне (тулуп на плечи, шапка-ушанку по самые глаза), не остается на уровне внешнего изображения, а проникается униженным, но гордым состоянием "пьяненького" героя. В этом спектакле Семен Мармеладов собирает за столиком компанию "собутыльников", хаотично вытягивая зрителей из зала усаживая на площадке. 

Так и вспоминаются возмущенные слова Достоевского об обществе, где "чуть не половину теперешнего бюджета нашего оплачивает водка":

"Случись так, что люди, все, одновременно бросили бы пить, государству пришлось бы заставить их пить силой. Иначе – финансовый крах". 

Сама площадка, на которой происходит действие  - это небольшой квадратный коврик, на котором разбросаны различные предметы, становящиеся для исполнительницы отправными точками для переключения состояний. Вот сапожки, школьный ранец и машинка - это дети истеричной мечехи Катерины Ивановны. Их в спектакле назвали: Ольга, Маша, Ирина — прямой отсыл к "страдалицам" другого классика, чеховским трем сестрам. Ведь они, как и герои Достоевского, не реализуют свои потенциальные возможности, поскольку действительность не соответствует высоте их замыслов. 

Создатели спектакля будто вдохновились замечанием Немировича-Данченко насчет того, что "два актера развернут коврик – вот и театр". А тут коврик и одна актриса. Но возникает ощущение полифонии, то есть многоголосия. Если вспомнить определение литературоведа Михаила Бахтина о полифонии романов Достоевского, то перекличка с Федором Михайловичем получается полная… Вот Соня сидит и слушает старую пластинку. Голова и шея укутаны темным шарфом - сразу вспоминается семейный драдедамовый платок Мармеладовых, и героиня тут выглядит "а-ля XIX век". Она внимательно рассматривает собравшихся зрителей, выдерживает паузу и неспешно начинает рассказ. Шарф сползает, вместе с ним и привязка к конкретному времени. Невольно возникает ассоциация с современными реалиями социально расслоенного общества. 

Но и от самого человека немало зависит. Федор Михайлович никогда не снимает с героев ответственности за свои поступки. "Какой легкой и глубокой может быть жизнь каждого человека" - высвечивается на экране переводной текст субтитров, и уже не важно, на каком языке идет спектакль, ибо язык театра универсален.


Политика Чем нам важен князь Додон? Чем нам важен князь Додон?

Президент Молдавии Игорь Додон может стать для России очередным политическим разочарованием

В мире Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)


Культура О, да! "Даме" в "Современнике" О, да! "Даме" в "Современнике"

Новый спектакль "Дама" театра "Современник" поражает с первых минут и не позволяет отвлечься ни на мгновение

Спорт Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)