13 апреля 2015, 10:51, Елена Ларина

"Пиковая дама" в сумасшедшем доме Большого

В Большом театре состоялась премьера "Пиковой дамы" Петра Чайковского в постановке известного драматического режиссера Льва Додина. 15 лет назад эта режиссерская версия уже была показана в Амстердаме, Флоренции и Париже. Роль Германа и графини исполнили солисты Мариинского театра Владимир Галузин и Лариса Дядькова.

"Пиковая дама" в сумасшедшем доме Большого

"Пиковая дама" – загадочная история, создавшая славу и пушкинской повести, и музыке Петра Чайковского. Поначалу отказавшись писать оперу на этот сюжет, позже композитор создал ее невероятно быстро. Либретто написал его брат Модест Чайковский и кое в чем изменил пушкинский сюжет. Герман убивает себя, а не попадает в сумасшедший дом, как у Пушкина. Однако, несмотря на изменения, инфернальность повести просочилась и в либретто. Темные силы
присутствуют в самой завязке сюжета – сделка графини с Сен Жерменом, открывшим ей взамен рандеву три карты ("тройка", "семерка" и "туз"), таким образом дав возможность отыграть свой проигрыш.

Персонажи оперы стали более реалистичны, музыка Чайковского заставила их нежно и глубоко чувствовать. А значит, поступки героев оказались мотивированными реальными чувствами и мыслями. Проникнуть в богатый дом графини и оказаться наедине с предметом своих мечтаний в поздний час – не безумие ли для благородного человека? Ни Пушкин, ни Модест Чайковский не скрывают пылающего взгляда Германа. А ведь он немец, откуда такой темперамент? Его странное поведение замечают и "друзья", постоянные посетители игорного дома, но что он делает там? Игрок, который не играет, но дышит этой атмосферой, мрачно грезит о нечаянном выигрыше, мечтает о богатстве. "Я потерян", – говорит Герман. О своей любви он вспоминает в игорном доме. Хочется сказать: "Чертовщина какая-то". Может быть, так и есть... Воображение Германа уже расстроено, он возбужден. Его возлюбленная кажется ему недосягаемой: "Красавица, богиня, ангел". Графиня с тремя картами, наоборот, – реальной и понятной. Это восприятие душевнобольного человека. Пушкин отправляет своего героя в сумасшедший дом не потому, что тот ошибся с последней картой. Проигрыш Германа лишь последняя капля на весах темного и светлого в его душе, вердикт свыше – безумное желание в одночасье выиграть саму жизнь. Для Пушкина это просто поучительная история. Герман ему чужой. А вот для Чайковского он живой и несчастный человек. Анекдот превратился в трагедию. И она возможна при условии, что у Германа расшатанные нервы и болезненное воображение.

Что делать режиссеру в XXI веке с анекдотом Пушкина, положенным на романтическую музыку Чайковского XIX века, и либретто Модеста Чайковского, отсылающим в XVIII век? Конечно, условность жанра, как говорится, стерпит все. Но всем известно, что Лев Додин органически не выносит фальши. Он и в этой постановке привел все составляющие оперы к идеальному варианту. Вычленил основу и пушкинской повести, и оперы – расстроенное воображение Германа. Погрузился в его сознание, а вернее подсознание, и подсмотрел все события сюжета его глазами. Режиссер помещает героя в психиатрическую больницу на кровать с табличкой, где написано имя больного. Все происходящее в опере Герман видит сквозь призму своего больного воображения. Образ восьмидесятилетней старухи графини (Лариса Дядькова) ему представляется женщиной в ярком зеленом платье с декольте. Двухъярусный мир Германа находчиво организовал в своей декорации еще 20 лет назад Давид Боровский, а в нынешней версии восстановил его сын, художник Александр Боровский. Белые стены с барельефами и бордюром цвета морской волны. На верхнем ярусе прогуливаются дети и гувернантки, приятели-провокаторы, играющие больным воображением Германа. Они обманывают и дразнят его. Там же появляются графиня и ее воспитанница Лиза (Эвелина Добрачева). На этот мир второго яруса Герман наблюдает со своего первого яруса. Трагедия Германа становится спектаклем для других пациентов клиники. Нижний ярус – палата Германа, его кровать с табличкой. Сюда спускаются немногие. Например, Лиза. Князь Елецкий признается ей в любви со второго яруса, а Лиза в этот момент сидит на кровати Германа среди других сумасшедших пациентов.

Поместив Германа в клинику для душевнобольных, Додин получает возможность поговорить о самом важном, что скрыто и в повести Пушкина, и в опере Чайковского. О пересечении мира реальности и мира воображения. Следуя за Германом, он исследует их. Режиссер как будто стремится очистить наше сознание от клише наваждений, маниакальности сегодняшней реальности. Потому что сумасшедший Герман в современном мире игровой "наркомании" кажется совсем не сумасшедшим, а скорее типичным представителем нового времени. А волшебной красоты музыка Чайковского кажется как раз нереальной и невозможной в нынешней прагматичной реальности. Она прекрасна и божественна, как Лиза для Германа. Получается такой перевертыш в ощущении оперы и себя в зрительном зале. Режиссер заставляет нас вместе с Германом приближаться к этой грани между реальным миром и больным воображением. Персонажи то обретают четкие очертания, то вдруг раздваиваются. Герман то засыпает, то просыпается в холодном поту. Картины сюжета являются ему и во сне, и наяву. В его палате есть маленькая дверца, куда скрываются персонажи. Побывав в мире Германа, они исчезают в другом измерении. Мир сна, воображения проникает в мир реальности, а потом опять ускользает. Порой образы наступают друг на друга, графиню подкладывают Герману в кровать вместо Лизы. А потом вдруг вместо графини в кровати оказывается Лиза. Пастораль "Мой миленький дружок" поют сначала Герман и Лиза, потом к ним пристраивается графиня. Обе держат его за руки, и каждая тянет в свою сторону.

Такое сценическое исследование пушкинского и оперного вариантов в одном спектакле можно было бы назвать не "Пиковая дама", а как-то иначе. Но, с другой стороны, а как его еще назвать? Ведь именно образ тайны, графини, смерти, мании увлекает Германа в инфернальный мир. Но есть и провокаторы, беспечные и безжалостные интриганы, манипулирующие больным сознанием Германа ради забавы. Когда Лиза поет свою арию "Как истомилась я горем", сидя на краю кровати со спящим Германом, совершенно понятно, что так поет женщина, любящая душевнобольного человека. Раскачиваясь из стороны в сторону, она постепенно сползает на пол: "Я истомилась, я исстрадалась". Слова "Ты снова здесь" воспринимаются Лизой как радость возвращения любимого в сознание. Но дальше следует: "Я снова с тобой. Готова ль ты бежать со мной?" – "Куда бежать?" – "В игорный дом". Лиза хватается за подол его пальто. "Прочь, я не знаю тебя". Герман потрошит матрац, находит спрятанную в нем пачку денег. Тут как тут оказываются старые приятели-игроки. Кровать превращается в игорный стол. Когда Герман объявляет три карты, названные ему во сне умершей графиней, он говорит уже голосом графини. Проигрался!

Герман окончательно во власти старухи графини. Он видит во сне похоронную процессию. Графиня в черном платье приходит за ним. "Старуха, что надо тебе, мою жизнь? Возьми ее".

Перед смертью Герман просит прощения у Елецкого, его помолвку с Лизой он расстроил, возможно, погубив обоих. И заканчивается опера хоровой молитвой "Господь, прости нас". Это уже личностное высказывание от лица композитора по отношению к инфернальному сюжету Пушкина. Молитва за всех героев сюжета, авторов, за себя и нас, живущих в XXI веке.

Замысел Льва Додина, наверное, не раскрылся бы столь отчетливо и убедительно, если бы не потрясающее исполнение роли Германа солистом Мариинки Владимиром Галузиным. Он живет на сцене как драматический артист и заставляет подключаться к нему и переживать вместе с ним. Оркестр Большого театра под управлением Михаила Юровского, который впервые дирижирует оперой "Пиковая дама", звучит нежно, трепетно, мощно.


Политика Третья мировая война - санкционная? Третья мировая война - санкционная?

Власти США, Канады, Великобритании, Германии, Франции и Италии готовы ввести новые санкции против России. Теперь в связи с поддержкой нашей страной президента Сирии Башара Асада. Чем можем ответить мы?

В мире Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)


Общество Коррупция: право на покаяние Коррупция: право на покаяние

Борьба с коррупцией ведется в России давно, упорно, но безуспешно. Даже президент страны, говоря о противодействии коррупции, признает, что меры, предпринимаемые властями, не дают большого эффекта.

Культура "Хождение по мукам" НТВ "Хождение по мукам" НТВ

При поддержке Министерства культуры РФ на НТВ занялись экранизацией произведения Алексея Толстого "Хождение по мукам"

Спорт Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)