18 апреля 2015, 10:27, Елена Ларина

Нанотехнологии на "Золотой маске" подменили артистов

Впервые в программе фестиваля "Золотая маска" появились спектакли Новой экспериментальной сцены Александринского театра. Две премьеры прошлого сезона – "Эксперимент/Пробуждение" и "Камера обскура" – стали номинантами на премию и были показаны на сцене Центра Мейерхольда.

Нанотехнологии на "Золотой маске" подменили артистов

Новая сцена Александринки открылась в 2013 году. Это 13 тысяч кв. метров на территории трех новых корпусов, которые функционируют как Центр современных искусств. Такая маленькая "империя" экспериментов с самым современным в России техническим оснащением. И это не только дразнит воображение молодых режиссеров, хореографов, художников, но и обязывает. Поэтому появление двух спектаклей, созданных в условиях "театра будущего", конечно же, интриговало эстетов.

Заявленный в четырех номинациях "Золотой маски", в том числе в номинации "современный танец", спектакль "Экспонат/Пробуждение" современного хореографа и танцовщицы Анны Абалихиной на самом деле оказался перформанс-инсталляцией. И на этом жанре настаивает сама Анна.

– Он существует на стыке разных околожанров – видеоарта, саундарта, инсталляций, телесных практик, современного танца и поэтому этот перформанс интересен разной публике. Он построен на структурированной импровизации, то есть каждый раз новый. Суть перформанса – самопознание, исследование телесности. Для этого мы создали такие условия, при которых приходится заново учиться ходить, сидеть, стоять, в которых мы могли бы заново узнать свое тело.

Любопытно, что Анна во время работы над проектом была беременна. И рождение жизни внутри нее не могло не отразиться на хореографии перформанса. Спектакль идет в двух версиях – мужской и женской. В течение 50 минут мы видим, как человек рождается из кокона, потом осваивает движения рук, ног, пытается ползать, отталкиваться и, наконец, встает прямо, и это финальная точка – победа над притяжением, над самим собой. Солист заперт в рамки квадрата, наполненного гелевой массой, которая с помощью света и движений перформера оживает и превращается то в космический лед, то в разноцветные волны. Эти визуальные эффекты самое интересное в инсталляции. Субстанцию, в которой происходит "плавание", придумала технолог из Большого театра Ольга Павлюк, и ее состав остается тайной. А вот о костюме – купальник и шапочка телесного цвета – художница Галя Солодовникова (номинация – работа художника в музыкальном театре) рассказала охотно.

– Шапочка из латекса. Он приятен во взаимодействии с телом, и мы все помним его с детства, поскольку из него делают соски. Мы стремились к тому, чтобы по ощущению человек был совсем голый. Поэтому костюм максимально приближен к коже.

Как эксперимент это действо вполне любопытно. Называть его спектаклем и тем более современным танцем, по-моему, излишне. Исследование своего тела – дело скорее лабораторное, чем продукт танцевального искусства. Провокация для ненужных споров и разочарований.

Второй спектакль Новой сцены Александринки "Камера обскура" (две номинации на премию "Золотая маска") – эксперимент совсем в другом жанре. Спектакль похож на игру художника с предметами декорации. Подобно детям, которые играют в куклы, придумывая свою историю, два художника "Камеры обскура" Александра Ловянникова и Алексей Лобанов рассказывают знакомую историю романа Набокова с помощью множества предметов. Например, стены комнат обозначены томиками книг, поставленными на полу. В какой-то момент они рухнут, упадут по цепочке друг на друга. И зритель поймет, что незыблемые стены оказались ненадежными. На двуспальной кровати игрушечный замок, соблазняющий своими огоньками внутри. К нему устремился герой романа – благополучный семьянин и уважаемый человек. Клетка с меховым воротником в какой-то момент оказывается клеткой с кроликами. Игрушечная железная дорога – образ переездов героя и его любовницы. Множество старых проекторов, кинокамер, которые рисуют события романа на экране. Для этого нужны доспехи рыцаря, полная ванна воды, в которую окунают головы и не дышат в ней долгую минуту артисты-художники. Искусство требует жертв. Еще двигающаяся лента, как на кассе в магазине, на которой появляются чашки и блюдца, кофейник и вдруг чужеродный предмет – кролик. Игра "кто лишний". Потом по этой ленте помчатся игрушечные автомобили. Штрихи к портретам героев в небольшой презентации рисунков на тему "рождение – детство – юность". Через эти рисунки зритель обнаруживает, что у главного героя появился соперник. Словом, целый мир вещей, посредством которых артисты-художники рассказывают набоковскую историю. Она больше похожа на банальный анекдот со смешными придумками. Среди игрушечного мира взрослых настоящей оказывается только маленькая девочка в черном платье. Она сидит в наушниках перед телевизором и смотрит мультфильм про Лунтика. А когда глава семейства уходит из семьи, девочка заболевает и умирает. И чтобы мы поняли это, на экране художники рисуют показания градусника. И тогда кажется, что эта смерть – самое важное в этом рассказе. Чего не хватает в этом эксперименте? Литературы Набокова. И немного грустно, что роман оказался всего лишь анекдотом, пересказанным любопытно, но не на уровне самого автора.

Новая сцена Александринского театра задумана для лабораторий, экспериментов, и показанные в Москве спектакли эти поиски отчасти отражают. Они подтверждают и некоторые опасения худрука Александринского театра Валерия Фокина:

– Экспериментальная сцена должна питать главную сцену. Традиция театра, которому в следующем году будет 260 лет, все время обновляется новым опытом, пробами, экспериментами. Задача новой сцены – снабжать идеями главную сцену. И наоборот. Например, в спектакле Марата Гацалова (худрук Новой сцены) "Теллурия" по роману Сорокина играют наши старики.

– Появилась ли у экспериментальной сцены своя аудитория?

– В Центре есть междисциплинарные проявления, лектории. Поэтому сюда пришла совершенно новая аудитория, люди, которые, возможно, впервые посетили театр. Но они не пойдут на главную сцену. Так и должно быть, ибо срабатывает выбор. Для меня очень важно, чтобы этот Центр поддерживало государство. Потому что он не может быть прибыльным, так как образовательный, экспериментальный, поисковый. Там иные задачи, чем в театре с давними традициями. В Центре существует прибыль иного рода – это "кирпичики" театра, который будет завтра и послезавтра, и который мы закладываем сегодня.

– Какой театр будущего, по-вашему?

– Важно понять, какие технологии нам нужны в этом театре. Главное, как мне кажется, должно остаться – театр как искусство, как профессия, но это не означает, что подход должен быть привычным для нас, классическим. Для меня важно, чтобы при любом подходе профессиональный уровень был высоким, притом что рост артистов сегодня не на большой высоте. Современная драматургия предлагает уклон в сторону формы, технологических вещей. Молодые режиссеры, как на игрушку, бросаются на технические возможности – радио, видео. Спрашиваешь их – зачем? Говорят, современно. Необходимо совместить современные технологии и профессионализм режиссеров и артистов. Театр всегда в поиске и поэтому он развивается.


Политика Третья мировая война - санкционная? Третья мировая война - санкционная?

Власти США, Канады, Великобритании, Германии, Франции и Италии готовы ввести новые санкции против России. Теперь в связи с поддержкой нашей страной президента Сирии Башара Асада. Чем можем ответить мы?

В мире Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)


Общество Коррупция: право на покаяние Коррупция: право на покаяние

Борьба с коррупцией ведется в России давно, упорно, но безуспешно. Даже президент страны, говоря о противодействии коррупции, признает, что меры, предпринимаемые властями, не дают большого эффекта.

Культура "Хождение по мукам" НТВ "Хождение по мукам" НТВ

При поддержке Министерства культуры РФ на НТВ занялись экранизацией произведения Алексея Толстого "Хождение по мукам"

Спорт Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)