21 апреля 2015, 15:20, Мария Безрук

"Авиатор" по-русски: Бондарчук спасает "Призрака"

Выдержав паузу, дабы не мешать отечественному производителю отбить прокатом недешёвое производство ленты, мы деликатно не писали о фильме "Призрак" Александра Войтинского. Однако, первые четыре недели проката  красноречиво показали, что наш массовый зритель не горит особым желанием смотреть русские фильмы. Даже позиционируемые как семейные. Экономический кризис поставил российское кино в ещё более жёсткие условия, в которых "Форсаж" и "Мстители" неизменно собирают больше любого русского фильма за редчайшим исключением, когда наш кинопродукт может полноценно конкурировать с западным. И тому есть объективные причины.

"Авиатор" по-русски: Бондарчук спасает "Призрака"

Картину "Призрак" можно было бы назвать семейным блокбастером. Бюджет фильма и объём рекламной кампании предполагали некий прорыв в отечественной киноиндустрии. Что и говорить, не так часто российские режиссёры берутся снимать кино с участием детей, ещё и задействовав при этом супер-звёзд. Помнится, крайний успешный опыт в подобном направлении принадлежал Ренату Давлетьярову, выпустившему кассовую франшизу "Любовь-морковь", сбалансированную не понятой до конца зрителем, а потому провалившейся в прокате жанровой "Юленькой". Традиция старых добрых советских фильмов о школьниках, пронизывающих наше детство, оборвалась ещё в 91-м. Великолепный опыт Саши Карпиловского в возрождении этого жанра - картина "Частное пионерское" даже не вышла в полноценный прокат, обретя зрителя лишь на фестивалях и в Интернете.

Будучи матерью троих детей, я возлагала на "Призрак" большие надежды, ждала картину с нетерпением. Увы, даже при наличии таких мощных актёров как Семён Трекскунов, Фёдор Бондарчук и Ян Цапник, фильм развалился у самого основания, то есть в завязке истории, а потому дальнейшее повествование воспринимается лишь как прекрасный парный бенефис Трескунов-Бондарчук, но отнюдь не как семейная комедия, позиционируемая продюсерами.

История разворачивается в Москве наших дней. Авиаконструктор Юрий Гордеев, в преддверии авиасалона в Жуковском, вместе с напарником Геннадием проводит испытание самолета "ЮГ-1" (примечательно, что разработчики железной птицы пилотируют борт почему-то сами, хотя, по идее, экспериментальными полетами должны заниматься лётчики-испытатели). Прослышав о невиданных доселе возможностях ультрасовременного самолета, француженка-журналист прорывается на взлётное поле, чтобы получить информацию из первых рук. Узнав, что разработкой интересуется французская пресса, Гордеев, не моргнув глазом, меняет опытного напарника на девицу, грубо нарушив инструкцию, подвергнув опасности жизнь постороннего человека и подставив под удар общее дело. Мимолетный флирт заканчивается катапультированием девицы – ведь на земле самолёт встречает гражданская жена Гордеева, по совместительству – глава авиакомпании. Ну, а вечером, изрядно отметив с партнёром, успешное испытание самолёта, Гордеев садится за руль и, позвонив смазливой француженке, на полной скорости врезается в столб. Став после мгновенной смерти призраком, Гордеев, скитаясь по городу, знакомится с восьмиклассником Ваней Кузнецовым – скромным доверчивым мальчиком-одиночкой - единственным человеком, который видит и слышит Юрия. Теперь призрак и подросток-неудачник призваны помочь друг другу: мальчик должен посодействовать авиаконструктору в показе самолета комиссии в Жуковском, а взрослый опытный ловелас с радостью берется обучить застенчивого парня, как завоевать сердце строптивой одноклассницы. Ну и, разумеется, в процессе взаимного влияния, оба персонажа должны претерпеть определённую трансформацию. Конструкция логична и понятна. А с учетом того, что роль Гордеева исполняет главный секс-символ страны Фёдор Бондарчук, а Ваню Кузнецова играет подросток-звезда Семён Трескунов, блистательно влившийся в ансамбль взрослых супер-партнёров в драме "На дне" Владимира Котта, кассовый успех и долгая счастливая жизнь на телевидении фильму должны были быть обеспечены. Однако, не всё так просто. И публика, вопреки известной актёрской поговорке, отнюдь не дура, спинным мозгом ощущающая фальшь и сценарные нестыковки. В качестве иллюстрации приведу один из зрительских отзывов в Интернете: "Хорошая сказка, единственное очень омрачает то, что Гордеев гибнет, разбившись на тачке, пьяный в хлам и из-за левой тёлки – это сводит всё на нет…". И тут со зрителем, вложившимся рублём в производство фильма, никак не поспоришь.

Возрастной рейтинг картины обозначен продюсерами как 6+. При этом, в первой же сцене авиатор, будучи в шаге от исполнения своей давней мечты выпустить в небо принципиально новый самолет, во время испытания этого самого самолёта, пьёт на борту шампанское с незнакомой девицей (кстати, откуда на испытуемом самолете взялось шампанское?) и дарует ей страстный поцелуй, в залог их будущей встречи в момент, когда борт, по воле пилота, стремительно теряет высоту. И гибнет супер-герой в преддверии адюльтера, что действительно сводит к нулю всю весь потенциальный пафос истории (при этом, совершенно не понятно, когда Гордеев успел обзавестись телефоном незнакомки, ведь её депортация с борта была весьма экстренной). Как ни крути, а казановьи похождения героя во первых строках истории никак не вяжутся с заявленным форматом. Гламурно-гаденкую фабулу фильма, спасает лишь незыблемая харизма Фёдора Сергеевича, который, словно удав Каа, вводит зрителя в гипнотическое состояние, заставляя верить его персонажу даже против своей воли.

Образ современной московской школы, возможно, близкий к истине, но отнюдь не заслуживающий увековечения на экране в семейном блокбастере, также вызывает вопросы, ведь сказка должна выстраиваться по определенным канонам всепобеждающего добра, на то она и сказка. В современной российской киносказке одноклассники главного героя – жестокие ограниченные уроды, день ото дня подстраивающие доброму беззащитному мальчику разнообразные ловушки, дабы выставить его в комическом свете. А мальчик, между тем, заикается. И наш герой, который отнюдь не аутист, всякий раз на это ведется, вновь и вновь выставляя себя на посмешище. Помнится, в мою бытность школьницей, наш класс в средней одесской школе № 25 тоже не был похож на те дружные школьные коллективы, которые нам предлагал отечественный кинематограф в хрестоматийных "Приключениях Электроника", "Вам и не снилось", "4:0 в пользу Танечки". Однако, эти школьные киноистории о любви и взаимовыручке, столь любимые нами, давали надежду, что может быть и такая любовь, и такая дружба, и такая школа. Даже в ленте "Чучело" Ролана Быкова – великой, истинно семейной и отнюдь не сказочной картине, жестокие злые дети, издевающиеся над кроткой-доверчивой девочкой, в финале просят у неё прощения и через её страдания становятся чище. Возможно, благодаря этим старым добрым фильмам в нашем поколении сформировалось достаточное количество образованных, талантливых людей, с элементарными представлениями о порядочности. 

История дружбы авиатора-призрака и простодушного московского школьника, увы, никакой надежды зрителю не внушает, ибо среди одноклассников парень не находит понимания и поддержки, а любимая девушка – вероломна и жестока. И её неубедительная лояльность в финале смотрится лишь как очередная западня, остающаяся за кадром. Единственный беззаветно преданный Ване человек – это мама, оберегающая единственного сына от всех напастей и верящая в его талант. Но и мама порой перегибает палку, и её безграничная любовь становится для парня очередным испытанием. Ситуацию спасает лишь эманация конструктора-бабника, научившего парня за пару дней как управлять самолётом, а заодно и любимой девушкой. И тут уж ничего не попишешь: какое время – такие и герои. Дружба - не дружба, любовь - не любовь...

Вероятно, основная проблема картины в том, что первоначальный сценарий претерпевал ряд изменений, и каждый из вновь прибывших авторов привносил в него свою линию. В итоге получилось нечто вроде письма Дяди Фёдора из классического мультфильма – "то лапы ломит, то хвост отваливается": сексапильный авиатор в лице Бондарчука совсем не похож на инженера, его аморальная история с француженкой не рифмуется с допустимой возрастной категорией, а трагический образ Вани, блестяще воплощённый Семёном Трескуновым, никак не тянет на легковесный комедийный жанр. При этом и Бондарчук, и Трескунов сами по себе весьма интересны. Их дуэтные сцены – пример высшего актёрского пилотажа. Бондарчук ловко и убедительно жонглирует техническими терминами и чрезвычайно выразителен в нюансах – точные взгляды, красноречивая мимика, элегантная пластика. Трескунов в очередной раз поражает своим профессионализмом и неограниченными актерскими возможностями – редчайший на сегодня случай, когда ребенок-артист в своих сольных номерах не допускает ни одной фальшивой ноты. Однако, это лишь приятные мгновения, на фоне которых нестройная история и сомнительные акценты выглядят ещё гаже. А ведь могло получиться действительно хорошее, доброе семейное кино. И всё для этого было – и актёры, и деньги, и сюжетное зерно. Вот только жаль, что за годы малокартинья, мы совершенно разучились писать простые человеческие истории, а цинизм и отсутствие вкуса не позволяют делать их искренними и трогательными - в лучшем случае получается нечто "почти съедобное", вроде фастфудной картошки фри. При этом такие редкие картины как "Частное пионерское", созданные в стиле лучших образцов старого доброго семейного отечественного кино, так и не доходят до зрителя, закармливаемого "призрачными" подделками. 


Политика Чем нам важен князь Додон? Чем нам важен князь Додон?

Президент Молдавии Игорь Додон может стать для России очередным политическим разочарованием

В мире Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)


Общество Коррупция: право на покаяние Коррупция: право на покаяние

Борьба с коррупцией ведется в России давно, упорно, но безуспешно. Даже президент страны, говоря о противодействии коррупции, признает, что меры, предпринимаемые властями, не дают большого эффекта.

Культура О, да! "Даме" в "Современнике" О, да! "Даме" в "Современнике"

Новый спектакль "Дама" театра "Современник" поражает с первых минут и не позволяет отвлечься ни на мгновение

Спорт Вацке защищает Тухеля Вацке защищает Тухеля

Финансовый директор дортмундской "Боруссии" Ханс-Йоахим Вацке защитил тренера Дортмунда Томаса Тухеля от критики, поступившей в адрес главного тренера после поражения от франкфуртского "Айнтрахта" (1:2)